Гаремная иерархия: Икбал

Ранг икбал (что означает «счастливые») являлась переходной ступенью между простой рабыни гарема и уважаемой дамой. Сам переход совершался иногда по воле случая, а иногда в результате гаремных интриг. Дюжины прекрасных и очаровательных девушек, которые преуспевали в знании гаремных наук, составляли так называемую аристократию и своими «чарами» окутывали посетившего гарем султана. Главной целью каждой из них было обратить на себя внимание, выделиться на фоне остальных. Одни искали свой счастливый случай, а других он сам находил. Султан мог заинтересоваться одалиской в любой момент, когда он ел или одевался. Бывало это случалось на праздниках или каких-либо приемах.
Всем мужчинам в мусульманском мире запрещалось смотреть на женщину с открытым лицом. Однако это не касалось султана, который мог видеть женщину любого персонала с открытым лицом. Такая привилегия повелителя не оспаривалась, хотя и не вписывалась в рамки мусульманского закона. По этому поводу есть четкое писание в Коране, где однозначно указывается на то, перед кем женщина может появляться с открытым лицом.
Женщины обязаны ходить со скромным видом, с потупленным взором, обязаны хранить свое тело в непорочности, не должны выставлять напоказ украшения, прикрывать покрывалам разрезы на груди, их украшения можно видеть только мужьям или отцам, свекрам, сыновьям своим и других жен, братьям или сыновьям братьев, женщинам, которые им прислуживают или мужчинам из обслуживающего персонала, которые не обладают желанием иметь женщину, а так же малолетним детям, которые в силу своего возраста не понимают наготы. Коран учил, что счастье женщины не в ее украшениях или в том, насколько она желаема мужчинами, а истинное счастье у того, кто живет с Аллахом в душе.

Когда султан решал навестить мать или законную жену, в покоях гарема разгоралась страшная суета, в суматохе все кричали и шумели, наряжаясь и готовясь к посещению украшали апартаменты. Придя в покой, где его ожидали, султан усаживался на только ему предназначенный диван и принимал предлагаемые угощения. Рабыни, которые их подавали теперь имели возможность приблизиться к хозяину и продемонстрировать себя перед ним. В свою очередь султан и сам не против полюбоваться прекрасными девушками, которые порхают вокруг него, подают кофе, табак, желая всячески угодить своему господину.
Не удивительно, что кто-то из них все-таки завладеет вниманием султана. Охваченный новой страстью султан не скрывал своего желания, небольшим жестом или взглядом с едва заметной улыбкой он спрашивал – как ее имя? Такого знака было достаточно для того, чтобы рабыню перевести в ранг гезде. После специального знака, поданного рабыне матерью или женой, она подходила и целовала край дивана, на котором возлежал повелитель, в этот момент ее представляли ему. На следующий день девушку переводили из даирэ в другое помещение. Тут ее наряжали, давали новые наставления, необходимые для того, чтобы предстать перед султаном для более близкого знакомства.
Типичную ситуацию описывал Джордж Дорис, указывая, что возможен интересный выбор султана, когда может ему понравиться девушка не из тех, кто живет в Йилдызе, а далеко за его пределами. И только изредка посещают его. Так, однажды султан устроил праздник в своем гареме, организовав балет и танцы. Стеди танцующих танцовщиц он обратил внимание на юную рабыню Местэ-Алем. Она была служанкой принцессы, его дочери Зеккие.
На следующее утро два евнуха, по воле султана, прибыли к принцессе во дворец и объявили волю императора, сказав, что Местэ-Алем удостоена чести явиться во дворец султана по его желанию. Юная черкешенка даже не смела мечтать о таком возвышении. Ее госпожа приказала приготовить благовонную ванну для своей рабыни, сама лично присутствовала при туалете юной красавицы. Благоухающая ароматами, одетая в блистательные наряды, сверкая украшениями девушка села в карету и в сопровождении евнухов приехала в Йилдыз. По приезду сразу же получила наставления Валиде. Несмотря на скорую «доставку» во дворец, Местэ-Алем предстала перед повелителем лишь спустя три дня.
По непонятной причине султан не узнал девушку. Может старательно подобранный наряд слишком изменил ее внешность или просто каприз господина миновал, строгий султан недовольно повел бровью и резким голосом сказал – «это не та! Везите ее обратно!» Ужас позора охватил юную рабыню, только что она предвкушала возвышение в глазах султана, а пришлось испытать падение. Дрожа от стыда, юное создание возвращалось в сопровождении уродливого евнуха назад, без всяких почестей, во владения принцессы.
Такое горе пережить ей было не под силу. Находясь в свом безутешном горе, она стала кашлять, сделалась печальной и бледной и вскоре скончалась. Если гезде превращалась в фаворитку (иными словами – любовницу), и впоследствии султан не разочаровывался в своем выборе, то гезде присваивался титул икбал, а это значит, что она удостоена получать каждый месяц денежное вознаграждение, к ней приставляли прислуг и евнухов.
О внутренних отношениях в гареме с султаном Абдул-Хамидом Джордж Дорис говорил, что под настроение султан любил поговорить с фаворитками. Общаясь с ними ему не составляло особого труда выглядеть блистательно умным, вед. Женщины на Востоке не получали глубоких знаний политики, истории и пр. Их поверхностное воспитание делало девушек по-детски наивными. Султан посвящает женщин в общих чертах в дела мировой политики, рассказывает им интересные истории, которые сам где-то видел или слышал в других дворцах, — и это все уроки, получаемые в своей жизни жительницами гарема, это все их познания о существующем мире за пределами гарема, в который, еще совсем детьми их доставляли. и берегли как драгоценности. Всю свою жизнь они проводили за стенами гарема и умирали даже не представляя настоящей полной жизни. Среди фавориток тоже были «первые», «вторые», и т.д. Но этот ряд по первенству имел весьма относительный характер. В рамках воли султана было осчастливить вниманием любую другую рабыню, напрочь забыв о предшественницах.

Мелек-ханум на эту тему писала, вспоминая одалисок, шеи которых обвивали белые платки с вышивкой стихами, что означало благосклонность к ним Султана Великолепного. Страсти в гареме сверкали, как огни в калейдоскопе, и это весьма развлекало властного султана, в то время как управителям гарема приносило достаточно много непредвиденных хлопот. Понять, кто же сегодня фаворитка, а кто из них — любимая жена, совсем непросто, тем более, что любовные фантазии падишаха непредсказуемы. Постоянная неясность в отношении повелителя к женщинам гарема не позволяла успокоится и самим фавориткам. Их мечты сводились к тому, чтобы родить господину принца или принцессу. Обретая радость материнства, они поднимались на следующую ступеньку гаремной иерархии, превращаясь в кадин. Впереди их ожидал трудный, полный интриг и коварства путь…

0 комментариев