Османская империя, её действия в Индийском океане

Завоевания на суше Сулеймана в Восточном направлении помогли существенно расширить его экспансию на Средиземном море и за его пределами. Флот Барбаросса, сражаясь летом 1538 года в Средиземном море против объединенных сил Карла V, при поддержке второго османского флота, который вышел в Красное море из Суэца, основал второй военно-морской фронт.
Сулейман-аль-Хадим по прозвищу «Евнух», паша Египта, принял на себя командование данным флотом. Местом назначения его армады стал Индийский океан, именно здесь португальцами было достигнуто превосходство, серьезно угрожавщее благополучию империи. Они планировали перевести торговые пути с Востока, проходившие с давних времен по водам Красного моря и Персидскому заливу, на маршрут, который планировался проложить мимо мыса Доброй Надежды.
Это тревожило Сулеймана, впрочем, как в прошлом и его отца, и он был готов поддержать своего собрата, мусульманского правителя Бахадура в городе Гуджарата, который располагался на побережье Малабара, несколько севернее Бомбея. Бахадур оказался под гнетом португальцев из-за того давления, которое было оказано на него со стороны войск императора Хумаюна. Он вторгся на его земли одновременно с нападением на земли султана Дели. Разрешив им в свое время построить на острове Диу крепость, впоследствии он пытался выгнать их оттуда.
Сулейман, как добропорядочный мусульманин, выслушал посла от Бахадура довольно благосклонно. Он считал, что являясь главой правоверных, обязан поддерживать Полумесяц во всех конфликтах с Крестом. В связи с этим их врагов-христиан следовало изгнать с просторов Индийского океана. Кроме того, султан был озлоблен теми препятствиями, которые португальцы чинили османской торговле. Захватив остров Ормуз, который открывал вход в Персидский залив, португальцы пытались захватить и Аден, который контролировал Красное море. Они также оказали поддержку императору христиан, направив отряд кораблей на захват Туниса. Все эти события вынудили султана подготовить экспедицию в Азию, о которой он задумывался уже на протяжении многих лет.
Командовавший экспедицией Сулейман, был человеком уже преклонного возраста и достаточно тучного телосложения, чтобы поднять его требовалась помощь не менее 4-х человек. Что касается флота, то состоял он из свыше, чем 70-ти, прекрасно оснащенных и вооруженных кораблей. На его борту находилось сухопутное войско янычар. Сулейман-паша проследовал по Красному морю вниз, по его арабским берегам прошли опустошительным рейдом еще раньше суда- корсары, которые пытались умиротворить шейхов, сопротивляющихся влиянию египетского султана.
В Адене адмирал флота повесил на нок — рее своего корабля мятежного шейха, после чего превратил разграбленный им город в санджак Турции. Это все привело к тому, что турки владели теперь входом в Красное море.
После смерти Бахадура, союзника мусульман в Индии, в Стамбул был отправлен из Мекки огромный запас драгоценностей, оставленный здесь на хранении Бахадуром.
В дальнейшем паша воспользовался попутным ветром и поплыл к западному индийскому побережью вместо того, чтобы продолжить поиски португальцев и вынудить их принять бой в Индийском океане. Ведь у паши была великолепная возможность воспользоваться своим преимуществом огневой мощи. Высадив на острове Диу свои войска, Сулейман-паша, при поддержке нескольких орудий достаточно крупного калибра, переправив их через Суэцкий перешеек, смог взять в осаду крепость португальцев, которая находилась на острове. Гарнизон, при поддержке всех женщин гарнизона организовал мужественную защиту.
Преемником Бахадура стал Гуджарате, который не на минуту не забывая о судьбе бывшего шейха Адена, считал турок более серьезным противником по сравнению с португальцами. Поэтому он не стал подниматься на борт флагмана флота Сулеймана и не предоставил им необходимые припасы.
Туркам стали известны сведения о том, что в Гоа собирается огромный флот для оказания помощи Диу. Паша предпочел найти убежище в Красном море. Умертвив правителя Йемена, также как перед этим он расправился с правителем Адена – ему удалось подмять под турецкого губернатора всю территорию.
В своем желании подтвердить мнение султана о себе, как о «воине веры», несмотря на поражение в Индийском океане, он отправился в Мекку перед тем, как посетить Стамбул. За свою преданность паша получил место визиря в Диване султана. В последующие годы турки оставили попытки распространить свое влияние слишком далеко на восток.
Проявляя активность в Индийском океане, султан не оставил своих попыток бросить вызов португальцам.
Полному господству турок на Красном море мешали португальцы, которые контролируя Ормузский пролив, препятствовали турецким кораблям выйти в Персидский залив. Все это сводило на нет владычество султана в Багдаде и Басре – это порт, расположенный в дельте рек Евфрата и Тигр.
Султан в 1551 направил Пири Рейса, адмирала, который командовал военно-морским флотом в Египте, состоящим из 30 кораблей, по Красному морю вниз, обогнув Арабский полуостров, пытаясь выбить из Ормуза португальцев.
Выдающийся мореплаватель Пири Рейс родился в Галлиполи (сегодня это Гелиболу, город на проливе Дарданеллы, в европейской Турции. Прим. Potralostranah.ru). Как свидетельствуют историки Турции, портовые дети этого города росли в воде словно аллигаторы. Их колыбелью служили лодки и засыпали они под морскую колыбельную песню кораблей.
Воспользовавшись своим юношеским опытом, который он получил в рейдах пиратов, Пири Рейс со временем стал географом, который оставил после себя книги по мореходству, поражающие своим содержанием. Одна из них описывает условия навигации в морях Эгейском и Средиземном. Кроме того, он составил одну из самых первых карт нашего мира, включающую частично в себя Америку.
Захватив Маскат с заливом Омана, расположенного напротив пролива врагов, адмирал разорил земли, окружающие Ормуз. Однако ему не удалось захватить защищающую бухту крепость. Поднявшись вверх, в северо-западном направлении, по Персидскому заливу, с награбленными у местного населениями богатствами, до самой Басры, он поставил на якорь свои корабли.
Стремясь закрыть флот адмирала в убежище, португальцы последовали за Рейсом.
Ответом «мерзким неверным» со стороны Пири, стало его подлое бегство с тремя кораблями, нагруженными драгоценностями. Он, во избежание встреч с португальскими преследователями, бросил врагу весь свой флот. Вернувшийся в Египет адмирал, потерявший по дороге одну из галер, был арестован и по приказу султана обезглавлен властями Турции в Каире. Все награбленное им богатство, в том числе огромные урны из фарфора, наполненные золотом, отправили султану в Стамбул.
Преемником Пири стал корсар Мурад-бей. Сулейман дал ему приказ прорваться из Басры в Ормузский пролив и вернуть в Египет остатки флота.
После его неудачной попытки задание передали более опытному Сиди Али Рейс, предки этого моряка управляли в Стамбуле арсеналом военно-морских сил. Под псевдонимом Катиба Руми он писал выдающиеся книги, был математиком, отлично знал навигацию, астрономию, являясь еще и богословом. Кроме всего прочего он писал стихи. Переоснастив в Басре 15 судов, Сиди вышел в море для встречи с превосходящими силами флота португальцев. Результатом его жесточайших сражений за пределами Ормуза, о которых он впоследствии написал, что они не шли ни в какое сравнение с любым сражением в Средиземном море между Андреа Дориа и Барбароссой, несмотря на потерю трети своих кораблей, становится прорыв с остатком флота в Индийский океан.
Здесь его корабли попали в жесточайший шторм, который не мог сравниться со штормом в Средиземном море – «последний был незначителен словно песчинка – день не отличался от ночи, волны поднимались выше самой высокой горы». Дрейфуя, он достиг побережья Гуджарата. Будучи не в силах справиться с португальцами, Сиди был вынужден сдаться местному султану. Некоторые из его соратников перешли к последнему на службу. Сам Сиди, с группой единомышленников, направился в сторону материка, стремясь попасть домой он пересек Индию и Узбекистан, Персию и Трансоксиану. Свой отчет о путешествии он составил не только в прозе, но и в стихах. За это султан наградил его повышением жалованья — ему и его соратникам. Кроме того, он получил задание написать подробный отчет обо всех примыкающих к Индии морях, основываясь при этом как на собственный опыт, так и на персидские и арабские источники.
Однако Сулейману не пришлось больше плавать по всем этим морям. Все операции, которые он провел в море в данном направлении – служили единственной цели – сохранить господство Турции над Красным морем и сдерживать португальскую военную экспансию, контингент которых находился постоянно у входа в Персидский залив. Растянув сверх всякой меры свои ресурсы, Сулейман был больше не в состоянии поддерживать на 2-х различных фронтах военные операции. Этим он напоминал императора Карла V, удерживающего Оран, но при этом не способного сохранить на западе Средиземного моря свои позиции, из-за обязательств, которые противоречили сами себе.
Также Сулеймана втянули в краткосрочную компанию на восток от Суэца, которая сосредоточилась вокруг Абиссинии, изолированного королевства в горах. Христианские правители Египта, еще со времен его покорения Османской империей, пытались добиться помощи от португальцев в защите от турок, которые поддерживали мусульманских вождей. Последние периодически возобновляли против христиан военные действия, как в глубине материка, так и на побережье Красного моря. В результате им удалось силой отобрать всю Восточную Абиссинию.
Португальцы, отвечая на это, вторглись в 1540 году под руководством сына знаменитого Васко да Гамма в страну. Это совпало по времени с восхождением молодого и энергичного негуса (правителя) Клавдия (более известного под именем Гэлаудеос), на трон Абиссинии. Перейдя в наступление буквально с самых первых дней своего царствования, он в тесном сотрудничестве с португальцами, на протяжении свыше 15 лет держал в боевой готовности турецкую армию. Султану удалось перейти к активным действиям только после того, как он сумел склонить на свою сторону вождей разрозненных племен, и осуществил захват Нубии, которая угрожала с северной стороны Абиссинии. Султан, в 1557 году захватил в Красном море порт Массауа, служивший португальской базой для проведения внутри страны всех операций. Клавдий, которому пришлось проводить свои военные действия в строгой изоляции, погиб спустя 2 года во время боя. Это свело на нет сопротивление Абиссинии, после чего эта гористая христианская страна, несмотря на то, что ей удалось сохранить независимость, не представляла больше никакой реальной угрозы своим соседям-мусульманам.
Смерть Барбароссы послужила возведению на должность главного корсара Средиземноморья Драгута (Торгута), его же протеже. Анатолиец, который получил образование в Египте, после службы мамлюком-артиллеристом, становится ведущим специалистом по использованию в военное время артиллерии, еще до своих плаваний в поисках удачи и морских приключений. Его доблесть не осталась без внимания и, Сулейман именно его назначил командовать султанскими галерами.
Их противниками в 1551 году становится орден рыцарей, которых изгнали с Родоса, после чего они утвердились на Мальте – рыцари св. Иоанна Иерусалимского. После того, как Драгут отвоевал Триполи у рыцарей, его официально назначили губернатором города.
После смерти в 1558 году императора Карл V, Филипп II, сын и его наследник, собрал для возвращения Триполи в 1560 году огромный флот в Мессине. Первоначально он занял остров Джербу и укрепил его сухопутными силами. Этот остров в свое время являлся одним из самых первых опорных пунктов покойного ныне Барбароссы. Однако прибывшие с Золотого Рога турки, внезапно напали на Филиппа, собрав большой флот. Христиане в панике бросились на свои суда, которые были тут же потоплены, лишь немногие из уцелевших смогли добраться до Италии. Довести до полного подчинения гарнизон, оставшийся в крепости голодом, помогло остроумное решение Драгута. Ему удалось захватить крепостные стены и разместить свои войска на них.
Эта катастрофа стала для всего христианского мира настолько масштабной, что её невозможно сравнить с какой-либо другой, произошедшей в этих же водах, с тех самых времен, как Карл пытался покорить Алжир. Контроль со стороны турецких корсаров над большей частью побережья Северной Африки, лишь усилил её. В руках испанцев остался только Оран.
Корсары, после своей оглушительной победы рискнули через Гибралтарский пролив выйти в Атлантический океан, и попытались достичь Канарских островов для того, чтобы начать свою охоту на огромные торговые суда испанцев, перевозящие богатейшие грузы из Нового Света.

0 комментариев