Османская империя и Европа: взгляд с Запада на Сулеймана

Кардинал Уолси, находясь при дворе короля Генриха VIII, поделился своими наблюдениями, касающимися Сулеймана с венецианским послом. Он сказал, что новоявленного султана стоит опасаться. Ему 26 и мыслит он вполне здраво. Если бы он пошел по пути своего отца, это обернулось бы нешуточной угрозой для всей Европы.
Венецианский дож в послании, которое было адресовано его послу, описал молодого султана как сильного человека, который крайне негативно относился к христианству. Его называли Великим турком, а в Венеции «Синьор Турко». Для глав западноевропейских государств Сулейман был реальной и ощутимой угрозой, к нему испытывали большое недоверие и боялись.
На первых порах молодого султана характеризовали исключительно как воина, сильного и опасного. Однако впоследствии султан помимо военных действий проявил себя и в дипломатии. До тех пор пока Сулейман не зарекомендовал себя как достойного дипломата, представителями других стран при его дворе значились в основном венецианские послы. Венеция предпочитала сосуществовать в мире с турками еще со времен поражения, которые они нанесли ей в битве на море, вследствие чего Средиземное море было для Венеции потеряно. Поэтому Венеция руководствовалась принципом, что если кормящую руку не удалось отрубить, то ее необходимо поцеловать. Более того, Венеция сотрудничала с Портой, которая стала местом, на которое была возложена важная дипломатическая миссия по отправке в Стамбул поручения частного характера. Также там располагалось представительство министра, или байло, который принадлежал к высшему свету.
Дожа и правительство регулярно получали различные донесения от политиков Венеции, одновременно способствуя информированности стран Европы о тех событиях, которые разворачиваются при дворе Сулеймана. О таком положении дел однажды высказался король Франциск I, который заявил, что достоверную информацию из Константинополя можно получить только через Венецию.
Однако со временем Турция начала контактировать не только с Венецией, но и с хорватами, венграми, французами и даже послами от Карла V и короля Фердинанда, которые прибывали с многочисленным сопровождением. В Стамбул начинали стекаться все новые представители зарубежных стран с делегациями. Помимо них, в Турцию постоянно прибывали писатели, путешественники и многие другие. Это привело к тому, что с каждым днем о Великом Турке общественность узнавала все новые и новые подробности. Их интересовало все: уклад жизни, обычаи, институты, его правление, церемонии его двора, традиции которых придерживались его подданные и их манеры. В глазах всего христианского мира Сулейман отличался от своих предков и являлся для них эталоном образцового правителя Востока. Его уровень почти приравнивали к уровню правителей Западных стран. Благодаря Сулейману восточная культура и цивилизация достигла своего расцвета, хотя ее история и уходит в религиозные, племенные и номадические корни. Ему даже удалось привнести в нее нечто новое. Сулеймана не просто так назвали «Великолепным» — этот титул он носил заслуженно.
Вся жизнь султана была, сравни ритуалу, который начинался рано утром и закачивался вечерним приемом. Такой уклад жизни моно сравнить лишь с ритуалом, который соблюдают в Версале короли Франции.
После того как Сулейман вставал утром, те подданные, которые считались самыми приближенные осуществляли его облачение. Его одевали в верхнюю одежду, в карманах которой всегда должны были находиться золотые дукаты в количестве двадцати штук в одном и с серебряными монетами в количестве одной тысячи в другом. Помимо этого на нем был кафтан. Те монеты, которые не были розданы в течение дня, отдавались постельничему.
Пища, которую он принимал на протяжении всего дня, приносилась ему пажами. Ел он один за низким столом, сделанным из серебра, а посуда, из которой он ел, представляла собой блюда из дорогого фарфора и серебра. В качестве питья ему подавали ароматную и слегка сладкую воду, в некоторых случаях вино. Чтобы избежать отравления, во время приема пищи рядом с султаном всегда находился врач.
Для сна, Сулейману предоставляли три матраца малинового цвета, сделанных из бархата, пуховый и два хлопковых. Простыни были сделаны из дорогой ткани. Зимой же султан использовал мех соболя или мех лисица вместе с головой, которая располагалась на двух зеленых подушках и витиеватым узором. Спал султан на кушетке, которую ограничивал балдахин золотистого оттенка. Окружали кушетку свечи в количестве четырех штук, подставкой для которых служили подсвечники из серебра. Возле постели султана постоянно находились четыре стражника, обязанностью которых было тушение свечей, которые находились в стороне, куда во сне повернулся Сулейман.
Для соблюдения мер безопасности, каждую ночь султан проводил в разных комнатах, которые выбирал спонтанно, и которые вменялось подготовить постельничим.
Большинство его времени уходила на совещания и встреч на официальном уровне. В случае если совещания Дивана не было, Султан мог отдохнуть за чтением Книги Александра, которая повествовала о жизни и завоеваниях этого человека. Помимо этого он любил изучать трактаты по философии и религии, увлекался музыкой и наслаждался развлечениями, которые предоставляли ему его карлики, шуты и борцы.
Перед тем как наступал черед дел, приходившихся на вторую половину дня, Сулейман отдыхал. Для этого отдыха у него было два матраса. Один сделан из парчи и шит серебряной нитью, а второй вышит золотой нитью. Он любил отдыхать в садах, которые располагались на азиатском берегу Босфора и нередко ради этого переправлялся через пролив. Также в его распоряжении были сады, цветущие на территории его творца, де было посажено множество пальм, кипарисов и лавровых деревьев. Там располагался особый павильон, крыша которого была сделана из стекла. Над верхом павильона переливались струи воды, красочными бликами играющей в солнечных лучах.
Праздники, которые он организовывал, были превосходны. Например, в 1530-м году, после его неудачной кампании по взятию Вены, праздник длился около трех недель, так как султан стремился отвлечь население от этой неприятности.
На его территории находился ипподром, который был заставлен большим количеством разноцветных шатров и большим центральным павильоном, который был местом султана. В павильоне стоял трон, который, как и его колонны был изготовлен из лазурита. Вокруг расстилались великолепные ковры, а сверху находился золотой палантин. На ипподроме проходили различные церемонии, закатывались банкеты и всевозможные процессии. Помимо этого на ипподроме проводилось множество развлекательных мероприятия для простого населения. В эти развлечения входили игры, танцы, конкурсы, показательные бои, езда на лошадях, концерты, театр теней, цирковые представления и разыгрывание сцен из великих битв и осад. Там запускались фейерверки, выступали многочисленные акробаты, фокусники и многие другие. Размах мероприятия, проводимых в этом месте поражал и заставлял замирать в восхищении.
Великому визирю Ибрагиму венецианцами было дано прозвище «Ибрагим Великолепный». Ибрагим часто утверждал, что он способен заставить султана принять то решение, которое было нужно ему и что именно он на самом деле осуществляет управление государством и держит в своих руках реальную власть. Он хвастался, а люди ему верили. Однако саркастические комментарии, запугивание и показное высокомерие были не более чем одним из средств Ибрагима воздействовать на людей. В его арсенале было много таких уловок. С их помощью он ловко манипулировал представителями иностранных государств. Для османов наиболее благоприятным был жесткий подход к искусству манипулирования. Он соответствовал из репутации и приносил хорошие плоды. Сулейман был прекрасно осведомлен о претензиях, которые предъявляет его приближенный и ни разу даже не намекал тому о каких-либо возражениях со своей стороны. Возможно, дело здесь было в том, что подобные качества были присущи и самому Сулейману, однако как правитель он был вынужден держать их под контролем, подменяя маской отстраненности.
Основной целью Сулеймана, направленной на внешнюю политику, было стремление проникнуть в Европу, приобретя там определенную власть. Он хотел осуществить это благодаря Габсбургам и их объединению с Францией.
В 1535 году Ибрагим заключил и подписал договор с Франциском I. По условиям этого соглашения французам дозволялось вести торговлю на территории империи, при это пошлина, которая шла в казну, не отличалась от обычной пошлины, которую выплачивали остальные турки. В свою очередь турки имели такие же привилегии на территории Франции. Договор подпадал под юрисдикцию французских консульских судов и условия были таковы, что если турки откажутся выполнять свои обещания, то в этом случае можно применять даже силовой метод.
Заключенный договор позволял французам, находясь на территории Османской империи сохранять полную свободу выбора религии, и предоставлял право охранять священные места. Подписание данного договора способствовало тому, что Венеция потеряла свое положение на Средиземном море, а все христианские корабли были вынуждены ставить на корабле флаг Франции (все, кроме венецианцев), который защищал их от грабежей и нападений.
Именно этот договор положил начало предоставления иностранным державам ряда привилегий — капитуляции.
Благодаря заключенному договору Франция стала одной из наиболее влиятельных иностранных держав и Блистательной Порте. Союз, заключенный между Турцией и Францией был весьма выгоден для султана. Союз этих двух стран позволял уравновесить баланс военный и политических сил в Европе между императором и королем. С другой стороны именно этот союз стал причиной другой проблемы, которая причиняла неприятности еще много веков.
Заключенный союз между Францией и Турцией был заключительным дипломатическим ходом Ибрагима. Совсем скоро его ожидало падение.

0 комментариев