Роксолана. Хюррем Султан

La Sultana Rossa. Тициан, 1550-е годы
La Sultana Rossa. Тициан, 1550-е годы

Происхождение

Откуда Роксолана родом достоверно неизвестно. Есть несколько версий её происхождения. Сведений о жизни Хюррем до того, как она попала в гарем, до наших дней не сохранились. Нет ни документальных источников, ни каких-либо правдивых письменных свидетельств. Зато существует немало легенд, сказаний и литературных заметок, в основном западных авторов, где подробно описывается происхождение Хюррем. В современных источниках указано лишь то, что Роксалана была украинкой по происхождению и всё, о детстве и юности знаменитой красавицы не упоминается. К примеру, Михалон Литвин, посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве в 16-м веке, в своей работе «О нравах татар, литовцев, москвитян» 1548-1551 гг. писал, что «самая любимая жена правящего ныне императора турецкой империи, которая родила ему наследника, была похищена татарами с нашей земли».

Поэт Самуил Твардовский, который в 1621-1622 гг. был членом посольства от Речи Посполитой к султану Османской империи, также писал, что не раз слышал от турок историю о Роксолане, которая родилась в семье священника в городке Рогатин (на территории современной Ивано-Франсковской области, в Украине). Исследователь Галина Ермоленко нашла подтверждение словам Твардовского в старинной народной песни, где поется о красивой юной девушке Настусеньке из Рогатина, которую похитили татары и продали в гарем султану.

Есть упоминания о происхождении Хюррем и в литературных источниках 19-го века. Так, например, в польской литературе рассказывается Хюррем, как об Александре, дочери священника Гаврилы Лисовского из Рогатина. В литературных произведениях украинских авторов 19-го века Хюррем называют Анастасией. В исторической повести 1882года «Роксолана или Анастасия Лисовская», написанной Михаилом Орловским, она родилась не в Рогатине, а в Чемеровце (Украина, Хмельницкая область).

Европейские авторы называют Хюррем Роксоланой. Такое имя придумал гамбургский посол Огьер Гизелин де Бусбек, который долгое время служил в Османской империи. В 1589 году он издал в Париже на латинском языке свои «Турецкие записки». В них Огьер Гизелин де Бусбек, исходя из того, что жена султана была родом из земель современной Западной Украины, дал ей имя Роксолана, поскольку в конце 16-го века в Речи Посполитой было принято называть эти земли Роксоланией (по имени племени роксоланов с Северного Причерноморья, которое описывал Страбон).

Хюррем Султан


Роксолана в гареме. Записки Антона Хакеля, 1780
Татары в один из своих набегов взяли в плен девушку, её несколько раз перепродали, в итоге она оказалась в гареме Сулеймана. В те времена Сулейман был принцем и служил на государственной службе в Манисе. У него уже был гарем со множеством наложниц. На тот момент Сулейману было 25 лет. Скорее всего, Роксолану ему преподнесли в качестве подарка на празднике в честь объявления Сулеймана главным правителем империи. В гареме Сулеймана Роксолане дали другое имя — Хюррем (с перс. «веселая»). Как утверждает историк Галина Ермоленко, 15-летняя Роксолана-Хюррем появилась в гареме во временном интервале с 1517 года и до занятия Сулейманом престола в 1520 году.

Очень быстро султан заинтересовался новой наложницей. Фаворитка султана Махидевран, которая родила ему наследника Мустафу, была рабыней черкешенкой или албанкой, не желала мириться с тем, что султан проявляет к Хюррем повышенный интерес. Она устроила в гареме скандал, который даже описал в одном из своих отчетов посол из Венеции Бернардо Навагеро в 1533 году: «…горделивая черкешенка напала на Хюррем, стала оскорблять её, даже исцарапала ей лицо, разодрала платье и стала рвать ей волосы. Через время Хюррем позвали в спальню к султану. Наложница отказалась идти к падишаху, сказав, что в таком виде она появиться перед повелителем не может. Однако султан приказал ей прийти и рассказать лично, что произошло. После этого в опочивальню к султану была приглашена Махидевран. Она должна была дать своё объяснение произошедшему. Махидевран заявила, что ей обязаны подчиняться все в гареме и что Хюррем еще легко отделалась. Слова Махидевран разозлили султана. Горделивая Махидевран впала в немилость, а Хюррем после этого случая стала любимой наложницей».

У Сулеймана в 1521 году умерло сразу два сына из трех. Мустафа остался единственным претендентом на престол. На тот момент ему было всего шесть лет, и поскольку детская смертность в те времена была достаточно высокой, фактически султан мог остаться вообще без наследника. Молодая здоровая Хюррем могла родить султану много детей. При дворе все это понимали, поэтому у новой любимой наложницы появилось сразу несколько влиятельных сторонников. Махидевран пыталась противостоять растущему влиянию Хюррем при дворе. Её неприязнь к новой фаворитке росла с каждым днем, но в открытую конфронтацию она не решалась выступать, поскольку за спокойствием в гареме следила мать султана Валиде Хафса Хатун.
В 1521 году у Хюррем родился сын султана Мехмет. В 1522 году она родила Сулейману Михримах. Она — единственная дочь великого султана, которая не умерла в младенчестве. Затем, у Хюррем родился Абдаллах, который через три года умер. В 1524 году Хюррем снова родила мальчика, его назвали Селим. На следующий год родился Баязид. Последний ребенок, Джихангир, родился у Хюррем в 1531 году.

В 1533 году султан отправил в Манису главную соперницу Хюррем — Махидевран вместе с её совершеннолетним сыном. В 1534 году скончалась мать Сулеймана Хафса Хатун, которая всегда поддерживала великого визиря Ибрагим-пашу. Лишившись этой поддержки, великий визирь не смог долго удержаться на своей должности, в начале весны в 1536 году Ибрагим-пашу казнили и конфисковали всё его имущество. В результате рядом с султаном осталась одна только Хюррем, чем она не преминула воспользоваться для усиления своего влияния на падишаха.

После кончины Хафсы влияние Хюррем на султана стало безграничным. Она добилась всего, о чем раньше никто даже и подумать не смел. Хюррем стала официальной женой султана. Законодательно не было запрещено султану жениться на бывших наложницах, но традиционно это не приветствовалось. В Османской империи слова «традиция», «закон» являлись синонимами и их часто заменяли одним и тем же словом «канун». Свадьба Хюррем и султана отмечалась очень пышно и с размахом, правда в исторических документах Османской империи об этом событии не упоминается. То, что Хюррем находится на особом положении, было понятно даже из её титула — Хасеки, который султан Сулейман ввел исключительно для нее.

Сулейман часто ходил в походы, много времени проводил вдали от дворца, поэтому о положении при дворе он знал только со слов Хюррем. До наших дней сохранились письма Хюррем к султану. Они свидетельствуют о большой любви, и тоске в разлуке султана за своей ненаглядной женой. Он советовался с ней во всем, даже в делах большой политики. Правда, изначально Сулейман больше прислушивался к мнению своей матери, об этом свидетельствует дошедшая до наших дней переписка. Объясняется это тем, что Хюррем в то время плохо знала язык. Ранняя переписка Хюррем с султаном написана официальным языком. Это подтверждает, как утверждает историк Лесли Пирс, что вначале для написания писем к султану Хюррем пользовалась услугами придворного писаря.

Власть Хюррем над султаном не знала границ. Это подтверждает и описанный послом Пьетро Брагадином из Венеции эпизод: "Однажды санджак-бей прислал в дар матери султана и ему самому двух очень красивых русских рабынь. Мать султана подарила свою рабыню сыну. Посол, который в это время был во дворце, увидел, что Хюррем это очень расстроило. В итоге мать султана забрала свою рабыню обратно и еще извинилась перед Хюррем. А рабыня султана досталась другому санджак-бею, поскольку если во дворце была бы хоть одна наложница, Хасеки чувствовала бы себя несчастной."

Хюррем не стала затворницей гарема. Благодаря своему уму, она считалась очень образованной женщиной для своего времени. Ей было разрешено принимать иностранных послов, вести переписку с правителями иностранных государств, принимать художников и высокопоставленных вельмож. Хюррем инициировала строительство в Стамбуле нескольких мечетей, медресе и бани.

Дети

Хюррем родила шесть детей: пять сыновей и одну дочь

  • старший сын Мехмет (1521—1543), умер от оспы;
  • второй — Абдалла (1523—1526), умер в младенчестве;
  • средний — Селим (28 мая 1524 — 12 декабря 1574), занявший престол после султана;
  • Баязид (1525 — 28 ноября 1563), казнен за государственную измену;
  • Джихангир (1531—1553)
  • единственная дочь султана Михримах (1522—1578), которая не умерла в детстве.

Султан Сулейман Великолепный пережил всех своих сыновей, кроме Селима, он и стал его правопреемником. Баязид хотел занять трон отца и был им казнен за государственную измену. Такая же участь постигла и Мустафу — сына султана от третьей жены Махидевран. Историки не исключают того, что именно Хюррем путем интриг, обмана и женской хитрости рассорила султана с его сыном Мустафой, чтобы наследником стал её сын. По распоряжению султана Мустафа был задушен. В Турции существует легенда, что Джихангира загнала в могилу именно тоска по брату.

Жажда власти овладела Баязидом. Он попытался напасть и убить своего старшего брата Селима. Однако попытка оказалась неудачной, и он был вынужден бежать в Персию с 12-тью тысячами своих сторонников. Османская империя в то время воевала с Персией, поэтому Баязид после своего поступка стал государственным изменником. Сулейман спустя некоторое время подписал с Персией договор и персидский шах Тахмаспом I выдал султану Баязида и его четырех сыновей за 4 тысячи золотых, соратников Баязида умертвили, а его самого по приказу султана казнили 28 ноября 1563 г.

След в истории

Профессор, историк Лесли Пирс, в своей работе о гареме султана доказывает, что раньше в гареме наложницы могли стать фаворитками, только если понравятся султану и если станут матерью его наследника. До Хюррем роли любимой наложницы и матери наследника престола никогда между собой не пересекались. После рождения сына наложницу с ребенком отправляли в какую-нибудь далекую провинцию, где сын должен был расти до того, как вступить на престол. Хюррем стала первой в османской истории женщиной, которая осталась рядом с султаном даже после рождения детей. Это, естественно, не могло понравиться консервативным вельможам, которые чтили традиции, и заведенный с давних времен порядок.
После того, как сыновья выросли, Хюррем не поехала с ними в провинцию. Она осталась во дворце рядом с султаном, а детей навещала лишь изредка. Любимая жена султана нарушала традиции, за это ее многие не любили. Хюррем историки того времени описывали с негативной стороны. Фаворитке султана полагалось иметь только одного сына. Хюррем нарушили и этот принцип. Как она смогла добиться такого влияния на султана, объяснить не мог никто. Поэтому современники были уверены, что Хюррем приворожила султана. В результате в истории Хюррем запомнилась, как хитрая интриганка, охваченная жаждой власти. Данный образ, хоть и несколько видоизмененный, перекочевал и в записки западных историков.

Культурный вклад
Комплекс Хасеки Хюррем Султан
До Хюррем матери наследников могли строить какие-либо здания только в провинции, где они жили с детьми. Хюррем было разрешено строить любые благотворительные, религиозные строения в Стамбуле, и в других больших городах империи. Хюррем даже создала собственный благотворительный фонд, названный в ее честь.

На деньги данного фонда в Стамбуле был построен целый район Аксарай (женский базар), который в дальнейшем был назван в честь Хасеки. На его территории была построена мечеть, имарет, медресе, начальная школа, фонтан и больницы.
Автором данного комплекса для Стамбула впервые тал архитектор Синан, которого только назначили главным архитектором правящего дома.

Комплекс стал третьим после Мехмета II и Сулеймание по величине строительством в столице. Кроме того, Хюррем занималась и другими благотворительными проектами.

К ним, например, относится комплекс в Анкаре, строительство в Адрианополе, которые послужили основой для крупного проекта в Иерусалиме (в дальнейшем его назвали в честь Хасеки Султан). Рядом с имаретом Хасеки Хюррем была построена столовая, в других местах по инициативе Хюррем также строились столовые и хосписы для нищих и паломников. Например, в Стамбуле построили общественную столовую, две крупные общественные бани.


Читайте так же:

9 комментариев

avatar
Это всё интересно.Но нигде не могу найти описаний смерти Хюррем.
avatar
Спасибо за столь познавательную информацию!
avatar
да, очень интересно. Оказывается был еще один сын Абдалла, про которого я не слышала. спасибо
avatar
Спасибо, очень интересно! а можно что-то и о Махидевран узнать? У нее с Сулеманом ведь были еще дети? что с ними произошло?
avatar
Я вроде слышала, что другие дети Махидевран-не более чем миф. У неё был только Мустафа.
avatar
В этой статье сказано, что мог быть только один ребенок, а потом отправляли в дальнюю провинцию.Так что вполне вероятно, что этим и ограничилось.Не будет же султан ездить по окраинам и навещать наложниц… тем более, что их в гареме великое множество!
Мне кажется, что султан и не помнил всех своих детей.Ему достаточно было иметь первого наследника, а остальные, как запасные-на всякий случай.А с Хюррем возникла иная ситуация-несколько детей и все дети были при нем.
avatar
Ну не совсем один ребенок… Пока мальчика не родит. У Хавсы к примеру было еще три дочери помимо Сулеймана. Да и логично. Мато же не может быть в нескольких санджаках одновременно. Я в своём сообщении сказала неуверенно так как не помню конкретный источник. Помню так же в переписке кто-то спрашивал за других детей. И им ответили, что у Махидевран больше не было детей. (Во всяком случае живых и после Хюррем)
Комментарий отредактирован 2013-05-15 09:23:20 пользователем zefkai
avatar
С одной стороны, да. Но сравните даты рождения хотя бы той же Хатидже и Сулеймана и поймете, что из любого правила были исключения. Хатидже МЛАДШЕ Сулеймана, значит, после рождения мальчика Айше Хавса Султан оставалась при муже и снова беременела… Есть данные, что она вообще 8-х родила -4 сына и 4 дочери, ее невестка Хюррем ей в долю не падает. Но даже если трое умерших сыновей Хафсы Султан, матери Сулеймана — это миф, то про дочерей-то все точно известно? А они отнюдь не все были старше Сулеймана. Вывод — свекровь Хюррем оставалась в гареме, а в санжак поехала, лишь когда сын подрос. В отношении Махидевран — где-то читала, что у нее была еще дочь, еще кто-то приписывал ей трех сыновей, впоследствии умерших