Сражение за Мальту

Все это открыло дорогу к крепости Мальта, острову, являющемуся последним опорным пунктом христиан, самым знаменитым. Расположенная южнее Сицилии, стратегическая база ордена, занимала господствующее положение над проливами, разделяющими запад и восток, представляя, таким образом, основной барьер, препятствующий установить султану полный контроль над Средиземным морем. Сулейман прекрасно понимал, что наступило время, которое совершенно верно охарактеризовал Драгута – «выкурить из этого гнезда гадюк».
Михримах, дочь султана от Роксоланы, к тому времени вдова Рустема, утешавшая и оказывающая на него влияние в последние годы жизни, убеждала Сулеймана начать кампанию против «неверных», выполнив свой священный долг.
Её поддержали обитатели Сераля, особенно после того, как рыцари захватили большое судно, которое перевозило товары в Стамбул из Венеции. Принадлежавшее начальнику чернокожих евнухов, оно было наполнено предметами роскоши. Самые важные дамы султанского гарема вложили свою долю в него.
Сулейман, в свои 70 лет, не собирался возглавлять эту мальтийскую экспедицию, словно во времена компании против Родоса. Командование было поделено поровну между своими помощниками, под командование молодого Пиале-паши, главного адмирала, — все военно-морские силы, а сухопутные войска возглавил его старый генерал – Мустафа-паша.
Они совместно сражались под личным султанским знаменем, которое украшал золотой шар и венчали конские хвосты. Зная о существующей между ними взаимной неприязни, Сулейман призвал их к сотрудничеству, обязав при этом относиться Пиале к Мустафе как к своему почитаемому отцу, а Мустафе – к Пиале, словно к ненаглядному сыну. Великий визирь Али-паша, сопровождающий на борт корабля двух командующих, со смехом заметил, что у них есть два джентльмена, наделенных чувством юмора, которые постоянно готовы насладиться опиумом и кофе, в своих сборах перед приятным путешествием на острова. Я готов биться о заклад, что их суда до краев заполнены кофе, экстрактом белены и бобами.
В предполагаемой войне на Средиземноморье, султан уважительно относился к большому опыту и мастерству Драгута и корсара Улудж-Али, который находился в Триполи вместе с ним. Их он использовал в качестве консультантов данной экспедиции и поручил Мустафе и второму командующему Пиале полностью доверять им, не предпринимая ничего без их согласия и полного одобрения.
Жан де ла Валет, Великий Магистр рыцарского ордена, был самым жестким и фанатичным врагом Сулеймана, он боролся за христианскую веру. Родившись с Сулейманом в одном году и сразившись с ним в период осады Родоса, он посвятил свою жизнь высокому служению ордена. В ла Валете сочеталось мастерство закаленного в боях воина и религиозный фанатизм лидера. Осознав неминуемость осады, он обратился с заключительной проповедью к своим верным рыцарям: «Наша вера сегодня поставлена на карту, в эту минуту решается, возможно ли уступить наше Евангелие Корану. Бог простит обещанные нами ему жизни, посвященные делу высокого служения. Могут быть счастливы лишь те, кто способен пожертвовать собой».
Великая осада Мальты в 1565 году успехом не увенчалась. Драгута скончался после ранения осколком ядра головы, во время осады. Устоявшей, как христианский бастион в Средиземном море, Мальтой продолжал управлять Мальтийский орден, вплоть до 1798 года. Именно в это время остров был оккупирован Наполеоном, который продвигался в Египет. Колонией Британии Мальта становится в 1814 году. И получила независимость, начиная с 1964 года.
Армада Турции уплыла, после неудачной осады, прочь на восток. Это стало началом тысячемильного перехода в сторону Босфора, которого достигла не более чем ¼ часть от её первоначального состава.
Страшась того приема, который мог бы оказать им султан, оба турецких командира постарались обезопасить себя и отправили быстроходную галеру, с депешами, надеясь, что у них будет время. Во внутренних водах стамбульской гавани им было запрещено появляться до наступления полной темноты. Сулейман на самом деле пришел в бешенство от того бесславного поражения, которое получил от христиан. При отступлении от Вены, он сумел найти средство защитить и сохранить достоинство своей армии. Однако, полученное под Мальтой поражение скрыть не пытались, оно положило начало бесславного конца всех попыток султана установить свое господство над всем Средиземноморьем.
Сулейман с горечью говорил об этой неудаче: «Мои армии могут добиться триумфа только со мной!» И это было не пустое бахвальство. Потеря Мальты стала возможной из-за того, что не было единого и твердого командования в войсках. Именно это помогло в годы его юности выиграть остров Родос у своего христианского, непримиримого врага.
Достичь поставленной, такой желанной цели было под силу лишь самому султану, который держал в своих твердых руках власть над всеми войсками и оспорить которую никто не мог. Именно так Сулейман, обладая совершенно особыми правами в совете, собственным суждением при принятии решений и непреклонностью своих действий, сумел достигать поставленных целей в течение 45 лет практически непрерывных побед. Но теперь Сулейман завершал свой жизненный путь.

0 комментариев