Сулейман Великолепный пытается взять город Вену

Первая попытка турецких войск захватить Вену. Осада в 1529 году. На древней миниатюре показан султанский шатер, находящийся на переднем плане.
10-го мая 1529 года султан Сулейман начал свою кампанию по захвату города Вены. Армия султана выступала под командованием Ибрагима-паши и была еще более крупной, чем в прошлом. Проливные дожди задержали армию султана, из-за чего они прибыли на место назначения на месяц позже планируемого срока. В это же время к султану, на поле Мохача прибыл Запольяи вместе со своей армией. Он просил аудиенции у султана. Сулейман принял его, и, соблюдя все полагающиеся церемонии, короновал. Запольяи был удостоен короны святого Стефана, которая считалась священной. (События, которые описывают взятие султаном Венгрии, а также о роли Запольяи вы можете ознакомиться на страницах нашего сайта).
Однако ситуация складывалась не в пользу султана. Сулейману пришлось начать военные действия без своей тяжелой артиллерии, которая была весьма эффективна при ведении осады, свидетельством чего является удачное завоевание Родоса. В момент осады Вены в распоряжении султана были только легкие пушки, использование которых было малоэффективно, особенно для разрушения стен, которые были должным образом укреплены. В связи с этим свои главные надежды султан возлагал на мины, которыми планировал взрывать стены. Изначально, Сулейман предложил защитникам города капитуляцию. Его главным аргументом было то, что его целью было не разрушение города, а только пленение короля Фердинанда. Ошибкой султана было то, что он недооценил задачу, которая перед ним стояла.
Сулейман грозил защитникам, что сравняет город с землей, перебив всех в нем живущих до последнего, в день святого Михаила, предварительно позавтракав в нем. Он планировал взять город меньше чем за три дня, однако по прошествии двух недель продолжал стоять под неприступными стенами города. Предполагаемый день взятия крепости – день святого Михаила ознаменовался лишь новыми ливнями, которые причиняли большие неудобства турецкой армии, которая имела в своем распоряжении только шатры из легкого материала.
Впоследствии из осажденного города к султану был послан пленник, который передал тому записку с язвительным содержанием. В записке говорилось, что султанский завтрак уже остыл и единственная пища, которой будет угощаться Сулейман, будут пушки защитников города.
Турки вели обстрел городских стен из мушкетов и луков. Обстрел был настолько прицельным, что не давал защитникам ни малейшего шанса появиться на стенах. Риск был слишком велик. Турецкие лучники отличались своей меткостью и безостановочно выпускали огромное количество стрел, не позволяя тем самым городскому люду выходить на улицы. Они настолько искусно обращались с луком, что выпущенные ими стрелы попадали в бойницы и даже в амбразуры в стенах. Они ловко укрывались в развалинах, которые ранее были пригородом. Те стрелы, которые принадлежали богатым воинам, забирали в качестве сувениров, так как украшением для них служил жемчуг и дорогостоящие ткани.
Помимо обстрела, армия султана вплотную занялась минированием стен, следствием чего стали внушительные бреши. Защитники города осуществляли безостановочное контрминирование, используя для этого городские погреба, но несмотря на это, бреши в городских стенах росли с каждым днем. Защитники города мужественно противостояли атакам турецкой армии, и каждая их победа приветствовалась звучным пением труб и громкой музыкой. Не редкими были их успешные вылазки, после которых защитники возвращались в стены крепости с некоторыми трофеями. Один раз им удалось взять в плен около 80 человек и 5 верблюдов.
В это время, султан Сулейман осуществлял наблюдение за ходом битвы из своего шатра. Он был расположен на значительном возвышении над лагерем его солдат. Его шатер был весьма богато обставлен и украшен. На его оформление ушло множество драгоценных камней и дорогих тканей и материалов. В своем шатре Сулейман вел многочисленные допросы пленных христиан, после чего отпускал их. Пленному передавали множество ценных вещей, богатой одежды и изрядную сумму денег в золоте, а также информацию, которую требовалось передать защитникам, в основном состоящую из угроз и обещаний. Однако защитники продолжали оборону. Дух турецких солдат падал с каждым днем и для его поддержания Ибрагим-паше пришлось прибегнуть к обещанию изрядного вознаграждения тому, кто убьет вражеского солдата или за его пленение. Но после того как и этот метод не помог, солдат стали заставлять сражаться применяя силу.
После череды неудач, состоялся совет – Диван. Этот совет должен был определить судьбу дальнейшей кампании. Самым разумным решением было прекращение осады, что и было предложено Ибрагимом. Большая часть тех, кто принимал участие в совете, придерживалась той же точки зрения. Скорая зима, тающие запасы, недовольные таким положением дел янычары, упаднические настроения людей, а также слух, что к Вене подходят новые силы – все это говорило само за себя. В итоге совет решил осуществить последний штурм, который решит исход кампании. Также было решено мотивировать турецкую армию предложением крупного денежного вознаграждения в случае победы. Однако сопротивление турецкой армии при попытке решающего штурма было столь отчаянным и сильным, что 14 октября армия Сулеймана потерпела сокрушительное поражение, несмотря на то, что участие в битве принимали лучшие части турецкой армии. Турки не смогли отбить даже проделанную брешь в стене, которая не превышала 150 футов. Этот заключительный штурм закончился для турок огромными потерями и великим разочарованием.
Армия султана вела военные действия исключительно летом, так как из-за угрозы потери своих лошадей была не приспособлена для зимних кампаний. Из-за этого у турецких войск было всего полгода на осуществление запланированных военных действий. Более того отсутствие Сулеймана и его советников в столице столь продолжительное время было нежелательно. Ввиду этого Сулейман объявил об отступлении турецкой армии и направился домой, предварительно предав огню свой лагерь и уничтожив всех пленных, за исключением тех, кто мог быть впоследствии продан в рабство. Уходя домой, турецкая армия страдала от ужасной погоды и периодических столкновений с кавалерией противника.
Отступление турецкой армии было встречено звоном колоколов и оглушительным залпом орудий, которые раздавались со стен выстоявшего города и провозглашали триумфальную победу. Из Кафедрального собора святого Стефана можно было услышать «Te Deum», что в переводе значит «Тебя, Бога, хвалим». Мейстерзингером – Гансом Саксом, было написана баллада, в которой он благодарил Бога за победу и говорил, что защита города бессмысленна, если его не защищает Бог.
Это было первое поражение султана Сулеймана. Его армия не смогла захватить Вену даже, несмотря на то, что в соотношении три к одному была больше.
Для Сулеймана была недопустимой потеря его авторитета, поэтому он преподнес эту кампанию не как стремление захватить Вену, а как желание свести счеты с Фердинандом, который, по словам Ибрагима, был не серьезной и не стоящей особого внимания помехой. По прибытии султана в столицу, он был поздравлен с «успешной кампанией» Запольяи и торжественно встречен своим народом, устроившим в его честь большой праздник.
Окончательно авторитет Сулеймана был восстановлен тогда, когда в Стамбул приехали послы от Фердинанда, которые предлагали султану мир на определенных условиях. Сулейман должен был отдать им Буду, отказать Запольяи в помощи и официально признать Фердинанда в качестве короля Венгрии. В ответ на эти действия султану обязались выплачивать определенный «пансион».
Однако Сулейман, обуреваемый желанием уничтожить Карла V, 26 апреля 1532 года вновь двинулся вверх по Дунаю вместе со своим речным флотом и армией. На пути к Белграду войско султана настигли послы Фердинанда с предложением еще более выгодных условий, предложением увеличить сумму «пансиона» и обещанием быть более лояльными к Запольяи.
Сулейман принял послов. Встреча состоялась в помещении, которое отличалось своей шикарной обстановкой, но отверг все условия сказав что его противником является Карл V и что он ждет того на поле боя, надеясь нанести ему поражение. Тогда Сулейман произнес перед послами речь, в которой призывал Карла выйти и сразиться с ним на поле боя, так как он долго терпел его воинственный настрой в отношении турок.
Помимо этого он поставил французского посла выше по статусу, чем сильно унизил прибывшую делегацию.
Император вполне осознавал, насколько реальной была угроза завоевания его земель турецкой армией, и понимал, что именно он должен защитить земли Европы от турецкого вторжения. В то время у него было заключено перемирие с Францией и ему удалось собрать такую армию, против которой турки еще ни разу не выступали. Это был самая большая армия, которую когда-либо доводилось видеть на западноевропейских землях.
Для достижения своей цели, Карл заключил соглашение с лютеранами, которые прежде наотрез отказывались вкладывать деньги, припасы и снаряжение в защиту империи. Соглашение было заключено в июне 1532 года, в городе Нюрбенберг. В этом соглашении решение всех религиозных разногласий между католиками и протестантами были прекращены на некоторое время.
Заключенный союз стал причиной занимательных перемен. Эти события привели к тому, что турки поддержали протестантские общины, в отличие от католических. Более того, после заключенного союза турки стали более лояльно относится к вероисповеданию реформаторов. Это одобрение распространялось не только на религиозный, но и на политический аспект, несмотря на то, что свойственное исламу почитание образов было под запретом в протестантских общинах.
После этого, Сулейман, вместо того чтобы идти к Вене по намеченному курсу, по долине Дуная, изменил свое решение. Он хотел хорошо обозначить свое присутствие и цель, которую он преследует. Поэтому теперь его армию опережала кавалерия, которая приводила в опустошение окрестные земли. В то время основные силы султана двигались южнее. Не исключено что Сулейман хотел дать бой армии врага на открытой местности, где его кавалерия имела бы преимущество. Перед тем как армия достигла Австрии, ее на целый август задержало сопротивление крепости Гюнс, которым командовал хорват — Николай Юрисич. Сопротивление гарнизона этой крепости было весьма неожиданным поворотом событий для турецких войск.
Несмотря на малые размеры крепости, армия султана долго не могла преодолеть этот рубеж и захватить ее. В итоге Ибрагим внес предложение, которое разрешило возникшую проблему. Военачальник крепости символично передал ключи от города и подписал соглашение о капитуляции, а Ибрагим обязался выделить некоторое количество воинов для помощи в восстановлении пробоин и контроля над соответствующим поведением турецких солдат в капитулировавшем городе.
Однако это происшествие способствовало тому, что турецкая армия потеряла ценное время. Поход на Вену все еще был возможен, однако дальнейшее продвижение армии сопровождалось ухудшением погоды. Своим заявлением о том, что ему нужен только Карл, а не город, он надеялся сразиться на открытой местности, избежав осады. Он надеялся, что армия Карла, как и он сам выйдет к нему и открыто сразится. Однако сам Карл в то время был Ратисбоне, на расстоянии в 200 миль от Вены и не желал противостоять туркам открыто. При таком раскладе воевать Сулейману было крайне не выгодно. У него отсутствовала тяжелая артиллерия, к тому же по сравнению с прошлым разом, город был еще более подготовленным к решительному противостоянию. Ввиду сложившихся обстоятельств Сулейман решил вернуться домой. По пути он совершал набеги на поселения, долины и горы Штирии, опустошая земли Нижней Австрии, обходя при этом стороной все основные крепости.
Через два месяца в дневнике султана появиться еще одна запись, в которой будет говориться о том, что после возвращения Сулеймана из похода в течение пяти дней в городе проводились праздники, которые султан посещал в тайне. Такое поведение султана ясно дает понять, что он желает знать, как восприняли эту войну его подданные. По возвращении турецкой армии домой было объявлено о том, что несмотря ни на что враг султана опять отказался выйти к нему, и спрятался, испугавшись расправы.
В этой кампании армия султана не понесла потерь и была готова к новым противостояниям.
Наступил черед мирных переговоров, к которым были готовы как османы, так и Габсбурги. Для того чтобы не потревожить османскую гордость и дать им сохранить достоинство, Фердинанд обратился к Сулейману как к отцу, предложив перемирие. Султан согласился и заключил с Фердинандом перемирие на три столетия, что на самом деле означало перемирие навсегда, до тех пор, пока условия соглашения не будут нарушены самим Фердинандом и обращался к нему как к сыну. Им предстояло разделить Венгрию на части, распределив между Запольяи и Фердинандом.

На самом деле заключение соглашения было делом затруднительным. Сулейман стремился оставить себе Венгрию, натравливая на Фердинанда Запольяи. В свою очередь Ибрагим придерживался мнения, что все необходимо сделать так, как было договорено. В конечном итоге, к превеликому удивлению султана, Фердинанд и Запольяи договорились между собой. Они сошлись на том, что Запольяи будет править своей частью Венгрии до конца жизни, после чего на переходит в полное распоряжение Фердинанда.
В итоге, Сулейману так и не удалось завладеть центром Европы. Это стало повторением неудачи испанских мусульманских войск в битве под Туром. Армии стран Европы отличались своим опытом, дисциплиной, великолепной подготовкой и компетентным руководством. Их профессионализм значительно превышал войска феодалов, с которыми турецкие войска сталкивались ранее на Балканах и в Венгрии. Именно эти факторы склонили чашу весов в их пользу, а Сулейман наконец встретил противника, который был равен ему по силе.
Помимо профессионализма европейской армии, неудача турецких войск заключалась и в географии местности, на которую они посягали. Для огромного и значительно растянутого войска Сулеймана было довольно тяжело воевать на подобной местности, которая к тому же отличалась тяжелым и неблагоприятным для турецких армий климатом.

Более того, военные действия в зимний период были затруднительными из-за того, что для лошадей было необходимо заготавливать фураж, а армии везти с собой значительные запасы продовольствия. Путем проб и ошибок Сулейман пришел к выводу, что Вена является городом, завоевание которого для него крайне невыгодно и который был для него недосягаем.
Но даже несмотря на неудачи Сулеймана, страны Европы видели в нем реальную угрозу, ведь турецкая армия была хорошо организована и крайне велика. Впоследствии один из наблюдателей заметит, что дисциплина, которая царит в турецкой армии, значительно обогнала римлян и древних греков и что превосходство турецких солдат заключается в поддержании строжайшей субординации. Также он отмечал стойкость турков, их способность продолжительное время питаться лишь водой и ячменем и отсутствие их страха перед смертью.

Из передачи Радио «Голос Турции» об османской истории.


До 16 века османы, стоящие во главе государства были людьми рассудительными и осторожными, что и привело к образованию процветающей империи. Ярким примером подобного подхода к управлению государством стал султан Сулейман Великолепный. После того как его войска потерпели поражение в 1529 году при попытке захватить Вену, он понял, что дальнейшие военные действия не принесут ничего кроме вреда. Исходя из этого, он не стал предпринимать повторную осаду города. Однако в конце века Султан Мехмет IV – его потомок и его полководец Кара Мустафа Паша предприняли еще одну попытку захватить Вену. Они не приняли во внимание тот бесценный опыт, который приобрел Сулейман во время осуществления своих планов по захвату Вены. Попытка Мехмета IV не увенчалась удачей и, потерпев поражение, его войска были вынуждены отступить. Результатом этой кампании были огромные потери со стороны турецкой армии.

0 комментариев